Обреченный на бой - Роман Злотников

Обреченный на бой

Страниц

250

Год

2011

Когда позвякивали ключи в замке входной двери, Казимир Пушкевич не мог усидеть на месте. Он всегда был настороже и готов к действию - результат его многолетнего служения в КГБ. Удивительно, но даже на пенсии полковник не скучал. Он проводил диверсионные операции на поприще обычной жизни, и не раз помогал своим коллегам продвинуться по карьерной лестнице. Было понятно одно - Пушкевич умел достигать цели, несмотря на все препятствия.

Но теперь он стоял перед новой проблемой. Бандиты, разбив дверь, проникли в его квартиру. Они хотели отобрать его жилище в самый неподходящий момент. Однако, Казимиру удалось справиться с ними, но не без потерь. Он получил смертельную рану и чувствовал, что его время подошло к концу. В последние минуты своей жизни, Пушкевич вспомнил встречу с корейским монахом и его загадочной просьбой.

Внезапно, он ощутил нечто странное. Его сознание переместилось в другое тело, в тело 14-летнего парня по имени Грон. Казимир почувствовал, как молодость и энергия наполнили его снова. Он понял, что оказался в другом мире, где правили рабовладельческие государства. Окружение было враждебным и опасным, но Грон был решительным.

Крепкий портовый подросток с личностью 69-летнего спецагента ХХ века - так можно описать его новую идентичность. Он обладал уникальными навыками в убийствах, добыче информации и выживании. Но, что было еще более важно, он понимал значения таких понятий, как честь, любовь, милосердие и долг перед ближним.

Но приключения в его новом мире только начинались. Владыки Оокон, Хранители тайного Ордена, сообщили ему, что в их землях появился Измененный, который мог сопротивляться очередной смене эпохи. Грон должен был отправиться в опасное путешествие, чтобы предотвратить эту угрозу.

Теперь, в этом новом мире, Казимир Пушкевич примет вызов и станет героем, которого требуют его судьба и новая роль. Он будет бороться за справедливость и защищать тех, кто не может себя защитить. И будь то магический артефакт или высокотехнологичное устройство, Белый Шлем станет его надежным союзником в этом бесконечном путешествии.

Читать бесплатно онлайн Обреченный на бой - Роман Злотников

Пролог

Солнце зашло за западный кряж, окрасив восточные отроги Драконьего хребта в причудливые красно-золотистые тона. От тасожских стойбищ на лагерь наползла синяя тень. Многим это показалось недобрым знаком. Еще пять лет назад князья долин и лорды побережья, науськиваемые возбужденными толкователями завета, вдрызг бы переругались друг с другом. Но за последний год Старейший, да пошлют ему духи предков силу и здоровье, крепко вбил в упрямые головы властителей почтение к верховной власти. Недаром Палата князей на треть опустела. Семнадцать родов князей и лордов под корень вырублены, и каких родов! А князь Баргот, самая голова непокорных, ныне держит штандарт Старейшего, покуда тот отбыл на юг. На него и легла вся тяжесть отпора. Да только никто не верил, что Старейший такую добрую драку пропустит, потому и сей недобрый знак с надеждой приняли, а не со страхом. Привык народ – от благородного старейшины тейпа до оборванного водоноса, – что чем хуже, тем быстрее Старейший объявится. Хотя вроде куда уж хуже-то – Большая орда! Такое лишь деды дедов помнили. Семь поколений прошло с той поры. Хоть и отчаянно дрались предки, да остановить тасожские тьмы не смогли. Обезлюдели в тот год долины. Кто не полег в боях, того угнали в тасожские степи, продали на горгосских рынках либо отдали на алтари открытых степным ветрам капищ, на которых грязные – ибо Великий Отец Степи орошает степь лишь дождями и не переносит другой воды – тасожские колдуны щедро поливали сухой степной ковыль горячей кровью горских женщин, дабы обильнее рос степной ковыль и тучнее становились тасожские табуны. Два поколения после того года гордые горянки покупали себе мужей на невольничьих рынках, и с той поры нередки стали в высокогорных селениях русые, каштановые, белокурые, рыжие ребячьи головки.

И вот опять старая напасть. Да только сейчас есть надежда. Предки дрались порознь, каждая долина сама за себя, а ныне все сорок родов прислали свои отряды. Да и лорды побережья прислали свои двенадцать дружин. Все пришли. Даже те, в коих Старейший весь род властителей под корень извел. Их дружины старейшины привели. Все горы в этой долине собрались, весь Атлантор. И лагерь един. От стройных рядов палаток Дивизии до пестрых шатров морских забияк лорда Газага весь лагерь обнесен валом с частоколом, и каждый вечер князья, лорды и старейшины собираются в палатке князя Баргота и… ждут.

Старейший, как всегда, появился внезапно и совсем не с той стороны, откуда его ждали. Солнце уже скрылось, только верхушки самых высоких пиков несли последний привет уходящего дня, когда дозорные у засек всполошенно вскинули пики навстречу возникшему как из-под земли всаднику на огромном серебристо-черном коне. Однако в то же мгновение пики восторженно взлетели вверх, и долину огласил радостный клич. Бойцы Дивизии, старейшины, ополченцы и охотники посыпались из шатров и палаток, повскакивали с истертых кошм и, узнав новость, присоединились к всеобщему реву. Старейший галопом проскакал к шатру князя Баргота, из которого степенно, но с явно читаемым на лицах облегчением выходили властители долин и побережья. Князь Баргот вышел последним, однако не остановился в пяти шагах от Старейшего, как того требовал обычай, а, шагнув вперед, резким движением выдернул длинный родовой меч из ножен, покрытых почерневшей от времени кожей, и бросил его к ногам Старейшего.