Статский советник - Борис Акунин

Статский советник

Страниц

175

Год

В 1891 году в России, когда брожение революционных идей охватывало умы молодежи и революционные кружки возникали повсюду, одна группа выделялась особенностями своих методов и амбициозностью. Они называли себя «Б. Г.» и были известны своей точностью и дерзостью в действиях. Их последним преступлением стало убийство сибирского генерал-губернатора, которого убийца идентифицировал, предъявив фальшивые документы на имя Эраста Фандорина.

Вмешавшись в события, Эраст Петрович решил принять вызов и взяться за расследование. Он задавался вопросами: кто на самом деле стоит за загадочными буквами «Б. Г.»? Что заставило их стать террористами? И ради чего они безжалостно совершают свои кровавые преступления?

Героик и решительный, Фандорин погрузился в опасное расследование, в котором каждый шаг был непредсказуемым и запутанным, нашедший отражение в интригующем переплетении политических интриг, личных переживаний и неожиданных поворотов судьбы. В своём пути к разгадке Эраст Петрович столкнется с любовью и предательством, верностью и ненавистью, высокопоставленными представителями аристократии и зловещими тенями подпольного движения. И только его сообразительность и непреклонность помогут ему преодолеть все преграды и достичь истины.

Таким образом, эта увлекательная история о расследовании группы "Б. Г.", их террористических актах и их истинных мотивах изобретена с оригинальными персонажами и захватывающим сюжетом, которые оставят читателя глубоко замысловатым.

Читать бесплатно онлайн Статский советник - Борис Акунин

Пролог

По левой стороне óкна были слепые, в сплошных бельмах наледи и мокрого снега. Ветер кидал липкие, мягкие хлопья в жалостно дребезжащие стекла, раскачивал тяжелую тушу вагона, все не терял надежды спихнуть поезд со скользких рельсов и покатить его черной колбасой по широкой белой равнине – через замерзшую речку, через мертвые поля, прямиком к дальнему лесу, смутно темневшему на стыке земли и неба.

Весь этот печальный ландшафт можно было рассмотреть через окна по правой стороне, замечательно чистые и зрячие, да только что на него смотреть? Ну снег, ну разбойничий свист ветра, ну мутное низкое небо – тьма, холод и смерть.

Зато внутри, в министерском салон-вагоне, было славно: уютный мрак, подсиненный голубым шелковым абажуром, потрескивание дров за бронзовой дверцей печки, ритмичное звяканье ложечки о стакан. Небольшой, но отлично оборудованный кабинет – со столом для совещаний, с кожаными креслами, с картой империи на стене – несся со скоростью пятьдесят верст в час сквозь пургу, нежить и ненастный зимний рассвет.

В одном из кресел, накрывшись до самого подбородка шотландским пледом, дремал старик с властным и мужественным лицом. Даже во сне седые брови были сурово сдвинуты, в углах жесткого рта залегла скорбная складка, морщинистые веки то и дело нервно подрагивали. Раскачивающийся круг света от лампы выхватил из полутьмы крепкую руку, лежавшую на подлокотнике красного дерева, сверкнул алмазным перстнем на безымянном пальце.

На столе, прямо под абажуром, лежала стопка газет. Сверху – нелегальная цюрихская «Воля народа», совсем свежая, позавчерашняя. На развернутой полосе статья, сердито отчеркнутая красным карандашом:

Палача прячут от возмездия

Редакции стало известно из самого верного источника, что генерал-адъютант Храпов, в минувший четверг отрешенный от должности товарища министра внутренних дел и командира Отдельного корпуса жандармов, в ближайшем времени будет назначен сибирским генерал-губернатором и немедленно отправится к новому месту службы.

Мотивы этого перемещения слишком понятны. Царь хочет спасти Храпова от народной мести, на время упрятав своего цепного пса подальше от столиц. Но приговор нашей партии, объявленный кровавому сатрапу, остается в силе. Отдав изуверский приказ подвергнуть порке политическую заключенную Полину Иванцову, Храпов поставил себя вне законов человечности. Он не может оставаться в живых. Палачу дважды удалось спастись от мстителей, но он все равно обречен.

Из того же источника нам стало известно, что Храпову уже обещан портфель министра внутренних дел. Назначение в Сибирь является временной мерой, призванной вывести Храпова из-под карающего меча народного гнева. Царские опричники рассчитывают открыть и уничтожить нашу Боевую Группу, которой поручено привести приговор над палачом в исполнение. Когда же опасность минует, Храпов триумфально вернется в Петербург и станет полновластным временщиком.

Этому не бывать! Загубленные жизни наших товарищей взывают о возмездии.

Не вынесшая позора Иванцова удавилась в карцере. Ей было всего семнадцать лет.

Двадцатитрехлетняя курсистка Скокова стреляла в сатрапа, не попала и была повешена.

Наш товарищ из Боевой Группы, имя которого хранится в тайне, был убит осколком собственной бомбы, а Храпов опять уцелел.