Тайна моего отражения - Татьяна Гармаш-Роффе

Тайна моего отражения

Страниц

260

Год

Игорь, талантливый и заботливый, сделал все, чтобы превратить серую и однообразную жизнь Ольги Самариной в настоящий рай. Однако, судьба распорядилась иначе - в один прекрасный день, когда Ольга находится в Париже, она встречает своего собственного двойника на одной из улиц. Это сходство настолько потрясающе, что она не может оторвать глаз от него и немедленно начинает поиски незнакомца.

Будучи на таинственном пути поиска, жизнь Ольги пересекается с невероятным сюжетом, когда ее пути пересекаются с жизнью загадочной американки Шерил. Они обнаруживают себя на прицеле неизвестного убийцы, решенного уничтожить их способами, о которых даже нельзя представить.

Ошеломленная и одинокая, Ольга сталкивается с трудностями: Шерил в коме, заботливый Игорь неожиданно исчезает, и, позади нее, охотится безжалостный преследователь. Ольга остается лишь с загадочным англичанином Джонатаном, который является ее сокурсником по Сорбонне. Хотя на первый взгляд он кажется влюбленным в русскую красавицу и готов помочь ей, но... может ли Оля доверять ему? Вдруг это именно он пытался ее убить?

Поиск истины приводит Ольгу через парижские улицы, лондонские аллеи и нью-йоркские ночные клубы. Везде, где бы она ни оказывается, ее путь усеян только мертвыми телами тех, кто, возможно, способен раскрыть правду...

Так начинается уникальное приключение Ольги, полное страсти, интриги и неожиданных поворотов. Сможет ли она раскрыть тайну своего двойника и справиться с собственными страхами? Только время покажет...

Читать бесплатно онлайн Тайна моего отражения - Татьяна Гармаш-Роффе


Автор благодарит за консультации комиссара-дивизионера парижской полиции Виктора Вагнера

90-м годам нашей Истории посвящается


Я.

Я я я я я я я яяяяяяяя…

Не думайте, я не сошла с ума. Просто к своему Я привыкаю.

Я родилась, Я влюбилась, Я умерла…

Я пишу роман.

Хоть это и очень странно. Вот уж не думала записаться в писатели.

Это Вячеслав Сергеевич из ФСБ (вы о нем еще ничего не знаете) настоял: «У вас сюжетик в руках – чистое золото! Пишите роман, девушка, я вас порекомендую в издательствах, у меня есть связи…»

Ну и порекомендовал.

А в издательстве порекомендовали писать роман от первого лица. От моего, то есть личного лица. Весьма хорошенького, между прочим.


Я долго не понимала: это как же? Я, я, я– так, что ли? Но ведь одно дело написать: «Жила-была девочка, белобрысая и худая, и звали ее Олей». И совсем другое дело: «Жила-была я, белобрысая и худая, и зовут меня Оля». Ерунда, согласитесь, получается…

А мысли?! В романе же они нужны? Но у меня такие мысли бывают, что мне самой плохо делается от их глупости!

Да и как описывать события, которые без тебя происходили? Его, этого «я», там не было, как же оно может описывать то, чего не видело?

Но – умные люди объяснили, убедили, все сомнения развеяли.

Ну я и написала…

Часть I

Москва—Париж

Глава I

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО, ЮНОСТЬ

(Почти как у Толстого, но очень коротко)

Жила-была я, белобрысая и худая, и звали меня Олей.

Впрочем, меня и сейчас зовут Олей, и я до сих пор жива, хоть это странно, после всего того, что со мною приключилось. За это время я несколько раз чуть концы не отдала.

Нет, неправильно, в романах пишут так: чуть не лишилась жизни.


Итак, я худая и высокая. В детстве я жутко комплексовала перед женскими портретами в Третьяковке, глядя на тонкие, нежно светящиеся лица и округлые покатые плечи, выступающие из великолепных кружев… Потому что у меня торчат косточки в плечах, а локти и коленки такие острые, что об них можно уколоться. Моя мама, полненькая хлопотунья (в кого это я уродилась такая шкетка!), с сожалением в голосе говорила: «Худышка ты моя, личико-то у тебя еще ничего, а вот тельце – как у муравья!» Бабушка моя, еще более кругленькая хохлушка, к которой я ездила в деревню под Полтавой, каждое лето горестно качала головой и называла меня «худорба», стараясь за короткое время каникул впихнуть в меня побольше сметаны и вареников. Папа мой не говорил ничего: они развелись с мамой еще в пору моего нежного детства, и поскольку он был человеком сильно пьющим, то не интересовался ничем, кроме водки.

Но мне повезло: подоспела мода на худых, и ближе к концу школы я стала самой модной девочкой не только в классе, но и в школе.

Конечно, не только потому, что я была худая. Я была еще высокая. И льняные – некрашеные, заметьте! – волосы спадали по моим худым плечам пышной гривой. Да и глаза у меня ничего… Голубые. Ресницы-то белые, брови тоже, и до старших классов я была бесцветная, как моль. Но потом освоила технику макияжа и…

Свежевылупившаяся грудь уже круглилась под моей белой кружевной кофточкой, которую я нахально выдавала за «пионерскую». А короткая юбка открывала почти всю длину моих стройных и слегка голубых ног – кожа у меня белая и тонкая, и вены через нее просвечивают, как через капрон. Но летом под загаром не заметно, а зимой под чулками не видно. Кажется, это был последний год пионерских форм и пионерии вообще.

Вам может понравиться: