Потерпевшие кораблекрушение - Роберт Стивенсон

Потерпевшие кораблекрушение

Страниц

245

Год

2017

Вы, наверное, интересуетесь, что на самом деле скрывается за таинственной маской в романе "Потерпевшие кораблекрушение". В этой увлекательной повести, созданной Робертом Луисом Стивенсоном и переведённой Татьяной Озерской, главные герои-авантюристы представляют себе истинных смельчаков, уставших от обыденной жизни в сытном Лондоне. Их сердце уже проголодалось настоящих приключений, и они решаются на безумный поступок - покупку собственного корабля и отправку в опасное плавание в поисках сокровищ их мечты.

Просто представьте себе, какие удивительные приключения ждут героев в их смелом путешествии! Они будут мчаться под парусами по широким просторам океана, сражаться с бушующими штормами и неразгаданными загадками, затаившимися на необитаемых островах. Каждая страничка этого романа наполнена адреналином и искренним желанием найти сокровища, чтобы преобразить свою жизнь.

И, конечно же, роман "Потерпевшие кораблекрушение" становится очередным шедевром великого Стивенсона, прочно вставая в один ряд с его классическими произведениями, такими как "Остров сокровищ" и "Приключения принца Флоризеля". Реальность и фантазия тесно переплетаются в этой захватывающей истории, заставляя нас верить в то, что истинное счастье можно найти, только смело открыв дверь в мир приключений и рисков.

Поэтому, если вы готовы иммерсироваться в захватывающую атмосферу авантюры и ощутить неповторимый дух молодости, несомненно прочтите "Потерпевшие кораблекрушение". Вам гарантировано незабываемое путешествие и вдохновение для осуществления своих сокровенных мечтаний.

Читать бесплатно онлайн Потерпевшие кораблекрушение - Роберт Стивенсон

Пролог

На Маркизских островах

Было три часа зимнего дня в Таиохаэ, французской столице и главном порту Маркизских островов. Дул сильный шквалистый пассат, грохочущий прибой разбивался на крупной гальке пологого берега, и пятидесятитонная шхуна – военный корабль, олицетворяющий достоинство и влияние Франции на этом каннибальском архипелаге, – прыгала на волнах у своего причала под Тюремным Холмом. Низкие, черные тучи закрывали вершины поднимающихся амфитеатром гор; около полудня прошел сильный дождь – настоящий тропический ливень, когда вода падает с неба сплошной стеной, – и по темно-зеленым склонам все еще вились серебристые нити потоков.

На этих островах с жарким и здоровым климатом зима – только пустое название. Дождь не освежил жителей Таиохаэ, и ветер не принес им бодрости. Правда, на одной из окраин комендант лично наблюдал за работами, производившимися в его саду, и садовники – все до одного каторжники – волей-неволей продолжали трудиться, но все прочие обитатели городка предавались послеобеденному отдыху и сну: Вайкеху, туземная королева, почивала в своем прелестном домике под сенью шелестящих пальм, комиссар с Таити – в своей осененной флагами официальной резиденции, торговцы – в своих опустевших лавках, и даже клубный слуга крепко спал в помещении клуба, уронив голову на буфетную стойку, над которой были прибиты визитные карточки морских офицеров и карта мира. На протянувшейся вдоль берега единственной улице городка, где в благодатной тени пальм и в густых зарослях пурао прятались дощатые домики, не было видно ни души. Только на конце рассохшегося причала, который некогда (в дни краткого процветания восставших Южных Штатов) стонал под тяжестью тюков хлопка, на куче мусора примостился знаменитый татуированный европеец – живая диковинка Таиохаэ.

Он не спал – его взгляд был устремлен на бухту. Он смотрел на горный отрог, переходящий у горловины бухты в цепь невысоких утесов, на белую кипящую полосу прибоя у двух островков, между которыми в узком просвете виднелись на синем горизонте туманные вершины крутых гор острова Хуапу. Однако внимание его не задерживалось на этих давно знакомых чертах ландшафта. Он был погружен в то дремотное состояние, когда сон граничит с явью, и в памяти его всплывали разрозненные картины прошлого: лица туземцев и белых – шкиперов, старших помощников, местных царьков и вождей проходили перед его глазами и снова исчезали в небытии; он вспоминал старые путешествия, забытые пейзажи, освещенные первыми лучами зари; он снова слышал грохот барабанов, сзывающих на каннибальское пиршество; быть может, он вспоминал темнокожую принцессу, из любви к которой подвергся мучительной пытке татуирования, а теперь сидел на мусорной куче в конце причала порта Таиохаэ – бездомный бродяга-европеец. А быть может, на память ему приходило еще более далекое прошлое, и он снова слышал звуки и ощущал запахи родной Англии, своего детства: веселый перезвон соборных колоколов, аромат цветущего вереска, нежную песню реки у плотины.

У входа в бухту – опасные воды, и корабль можно провести только совсем рядом с островками, так что с него легко добросить до берега сухарь. И вот, пока татуированный европеец дремал и грезил о прошлом, из-за оконечности западного островка выдвинулся надутый ветром кливер – зрелище, которое мгновенно заставило его очнуться. Затем показались два стакселя, и, прежде чем татуированный европеец успел вскочить на ноги, топсельная шхуна круто легла к ветру и, обогнув островок, курсом бейдевинд вошла в бухту.

Вам может понравиться: