Ментовская крыша - Алексей Макеев, Николай Иванович Леонов

Ментовская крыша

В серое и дождливое утро, когда густой туман окутывал пустырь, оказавшийся местом преступления, произошло нечто, что заставило сердца оперативников замирать на мгновение. На твердой земле лежало безжизненное тело подполковника МУРа. Ветер, играя с волосами мертвого, словно подмигивал им, будто бы намекая на то, что тайна этого происшествия не так проста, как кажется.

Один за другим, оперативники начали разыскивать объяснение этому случаю. Но среди них был только один человек, кто не согласился с умозрениями своих коллег. Это был сыщик Лев Гуров, человек, обладающий особым даром разгадывать сложнейшие загадки.

Гуров был уверен, что в этой истории присутствуют некие скрытые обстоятельства. Говорили, что подполковника убрали свои, внеся элемент бытовухи в это преступление. Но сыщик подозревал, что на самом деле дело имеет криминальный характер, скрытый от мирского глаза. Он уже начал разрабатывать свою версию, когда вдруг к нему явился подозреваемый.

Оказалось, что убитый подполковник был замешан в запретном романе с женой убийцы. Ревнивый муж, накипев от предательства, внезапно сорвался и безумным убийством покончил с соперником. Но уже на первом этапе расследования Гурову этот сценарий показался недостаточно убедительным. Что-то в этой истории не сходилось, ощущение грязной игры таяло в его душе.

Таким образом, сыщику предстояло погрузиться глубоко в мир интриг и тайн, чтобы распутать клубок лжи и открыть истину о загадочном убийстве подполковника. Его интуиция подсказывала, что события произошли не так, как пытаются представить их участники. В поисках новых улик и важных свидетелей, Гуров принимался за сложный пазл, где каждый элемент был ключом к разгадке. И только тогда, когда последняя деталь встанет на свое место, всем станет ясно, что на самом деле произошло в тот дождливый день на пустыре.

Читать бесплатно онлайн Ментовская крыша - Алексей Макеев, Николай Иванович Леонов

Глава 1

Следователь Балуев принципиально не пользовался зажигалкой. Чиркнув спичкой, он обязательно отводил руку далеко в сторону, пережидая, пока отлетит ядовитый серный дым, и только потом подносил ее к сигарете, крепко зажатой в бледноватых тонких губах. Вот и сейчас так. Прикуривал долго, строго наблюдая за кончиком сигареты, который никак не хотел разгораться – видимо, табак был влажноват. Балуев не выпендривался и курил обыкновенную, даже не «золотую», «Яву».

Полковник Гуров и его правая рука полковник Крячко терпеливо ждали. Дело, по которому их прикомандировали к следственной бригаде, было серьезным и спешки не допускало. Речь шла об убийстве – причем убийстве, которое задевало их лично. Погиб сотрудник милиции, оперативник из МУРа, погиб нелепо, на улице и, кажется, даже не будучи при исполнении. Подробностей они пока не знали, и, скорее всего, подробности еще предстояло выяснять – опрашивать свидетелей, встречаться с коллегами и родственниками, знакомиться с делами, которые вел убитый. Начальство придавало большое значение раскрытию этого преступления. В последнее время все, что хоть каким-то боком касалось милиции, вызывало в обществе очень болезненную реакцию. Рекомендовал Гурова в бригаду сам начальник главка генерал Орлов. При этом он ссылался на личное пожелание министра раскрутить дело в самые кратчайшие сроки, не жалея ни сил, ни средств.

Гуров скептически относился к таким пожеланиям – будучи министром, можно позволить себе многое. Министры всегда говорят о кратчайших сроках. Иногда они для убедительности еще стучат кулаком по столу. Гуров ничего не имел против кратчайших сроков, но, по его мнению, главным в деле все-таки оставался результат. Краткость, говорят, сестра таланта, но не она ли – мать многочисленных ошибок? Гуров никогда не возражал против быстрого достижения результата, но терпеть не мог ошибаться. Поэтому все банальности о скорости и личном контроле, прозвучавшие из уст непосредственного начальства, Гуров пропустил мимо ушей – важно было ухватить суть. Для этого они сейчас и собрались в кабинете Балуева.

Следователь не спешил – скорее всего, потому, что самому ничего не было ясно. Следствие работает с оперативно-розыскными материалами, а с ними у Балуева как раз было неважно.

– Понимаете, ребята, – сразу же сказал он, – случай сам по себе печальный, но еще печальнее, что в распоряжении у нас с вами пока одни голые факты. Совершенно, я бы сказал, голые – гладкие, понимаешь, как степь. И ни одной приличной версии. А случай не только из ряда вон выходящий – случай довольно серьезный. Хотя, сами знаете, работенка ваша тоже не сахар, и смерть всегда рядом ходит. Однако здесь мы имеем резонанс – убитый имел опыт, заслуги, по две звезды на погонах. И обстоятельства соответственно… Если это не какая-то нелепая случайность, то просматривается особый цинизм, понимаешь… А вообще я на ваш авторитет сильно надеюсь, ребята!

Он, прищурясь, посмотрел на обоих оперативников, должно быть, полагая, что после такого комплимента они пойдут за него в огонь и в воду.

– Мы на него тоже надеемся, – поддакнул Крячко. – Надежда, как известно, умирает последней.

Его простодушное широкое лицо ничего не выражало, кроме горячего желания понравиться следователю и поскорее взяться за дело. Однако Балуеву что-то, видно, показалось сомнительным в его словах. Он подозрительно покосился на Крячко и сказал уже сухим тоном, без лирики:

Вам может понравиться: